Для содержимого этой страницы требуется более новая версия Adobe Flash Player.

Получить проигрыватель Adobe Flash Player

Купить военный билет в 2017 году

Гарантированная помощь в получении военного билета
без службы в армии 8 (495) 662-49-50

  У микрофона Лев Гольдштейн, за звукорежиссерским пультом Илья Печенкин, и у нас в студии Элла Полякова, председатель правозащитной организации «Солдатские матери», член совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека. Добрый день, Элла Михайловна!

Э. ПОЛЯКОВА: Добрый день.

Л. ГОЛЬДШТЕЙН: С Днем Конституции вас.

Э. ПОЛЯКОВА: Всех нас с Днем Конституции, это очень важный праздник. Очень жалко, что, вот, только что был опрос сегодня, я слышала, на «Эхо Москвы» о том, что только 50… 48% опрошенных вообще читали Коституцию. Это что, половина страны у нас живет в другом обществе, не в правовой системе России? Может, от этого все наши проблемы?

Л. ГОЛЬДШТЕЙН: Ну, я думаю, что дело не в том, что не читали. Может быть, как раз и не читают по причине того, что не видят в этом смысла?

Э. ПОЛЯКОВА: Вот!

Л. ГОЛЬДШТЕЙН: Может быть, так?

Э. ПОЛЯКОВА: Вот! А смысл-то глубокий. И как раз на эту тему я завтра буду «Школу прав человека» проводить очередную и буду говорить о правовой системе России и о человеке, и об ответственности человека.

Л. ГОЛЬДШТЕЙН: А где это всё состоится?

Э. ПОЛЯКОВА: У нас на Разъезжей, 9, как всегда. Люди соберутся и с удивлением будут узнавать — оказывается, нет закона о всеобщей воинской обязанности в связи с Конституцией, оказывается, вообще-то, человек может и свои права защищать в связи с Конституцией. Поэтому всё очень интересно.

Л. ГОЛЬДШТЕЙН: Но вот, вы как раз упомянули относительно воинской службы. Проходит ли сейчас призыв?

Э. ПОЛЯКОВА: Да, призыв проходит сейчас, он должен закончиться, по закону о воинской обязанности, до 31 декабря, а нарушения, с которыми люди к нам обращаются, такие же, застарелые, как мир. Грубо нарушается право на здоровье, грубо нарушают процедуру закона о воинской обязанности должностные лица, но при этом они пользуются незнанием людей, не разъясняют людям их права.

Л. ГОЛЬДШТЕЙН: Так. Но вот эти обращения, их поток примерно такой же, как прежде, или больше?

Э. ПОЛЯКОВА: Нет, меньше.

Л. ГОЛЬДШТЕЙН: Меньше?

Э. ПОЛЯКОВА: Меньше, меньше.

Л. ГОЛЬДШТЕЙН: А с чем вы это связываете?

Э. ПОЛЯКОВА: Я связываю это, раз — с коррупцией…

Л. ГОЛЬДШТЕЙН: При чем здесь коррупция и меньшее количество обращений?

Э. ПОЛЯКОВА: Прямая связь, прямая связь. Люди предпочитают не войти в правовую систему России, пройти непростой путь какой-то правозащитный, а заплатить дань за сына, а фирмочек этих на каждом углу полно. То есть, купить военный билет, но тем самым продать в рабство инвалида. Вот и всё. И развалить армию как институт. Поэтому коррупция в этом плане, во-первых, а во-вторых, здоровье уже призывников таково, что их просто мало. Мы в демографической яме. Все об этом знают, но почему-то говорим об этом только мы.

Л. ГОЛЬДШТЕЙН: Так что, скажем так, у вас меньше работы в связи с призывом?

Э. ПОЛЯКОВА: У нас тяжелее работа, качество стало хуже, потому что больше проблем в армии, раз попадают туда больные, и у нас больший акцент на просветительскую работу, то есть, мы…

Л. ГОЛЬДШТЕЙН: То есть, просветительская — в том числе и вот ту школу, которую вы будете завтра проводить, да?

Э. ПОЛЯКОВА: И школы, и семинары, и тренинги. И вот, мы сейчас написали, наш коллектив написал пятнадцатое издание «Защиты прав призывника» и «Защиты прав военнослужащих».

Л. ГОЛЬДШТЕЙН: Это типа брошюры?

Э. ПОЛЯКОВА: Это прямо методичка, руководство человеку, его действия, чтобы он ни к кому не обращался, чтобы… Это можно скачать на сайте, на нашем. И чтобы… там есть план его действий, как жить по российским законам, как призывникам не уклоняться, а как заявить свое право и его получить цивилизованно. Вот это самое главное — цивилизация.

Л. ГОЛЬДШТЕЙН: Понятно. И это будет раздаваться?

Э. ПОЛЯКОВА: Да, мы раздаем это дело. К сожалению, тираж маленький, но его можно скачать на нашем сайте, эту книжку.

Л. ГОЛЬДШТЕЙН: Сайт ваш?

Э. ПОЛЯКОВА: «Солдатские матери Санкт-Петербурга», http://soldiersmothers.ru/.

Л. ГОЛЬДШТЕЙН: То есть, на латинице.

Э. ПОЛЯКОВА: Угу.

Л. ГОЛЬДШТЕЙН: Или какой-то запрос в «Яндексе», и выйти на ваш сайт.

Э. ПОЛЯКОВА: Да-да-да, нетрудно найти.

Л. ГОЛЬДШТЕЙН: Ну, теперь все-таки о собственно вашей организации в связи с «иностранным агентом», скажем так. У вас местное представительство Минюста в Петербурге отозвало предупреждение в связи с тем, что «реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента, ведет не региональное подразделение, а аппарат Министерства юстиции». Вот, что в связи с этим? Вы же подавали в суд, насколько я знаю?

Э. ПОЛЯКОВА: Да-да-да, у нас несколько судебных процессов против разных инстанций — против Министерства обороны, например, против Министерства юстиции, против прокуратуры.

Л. ГОЛЬДШТЕЙН: Но если говорить об «иностранных агентах», то вы же были, по-моему, 29 августа внесены…

Э. ПОЛЯКОВА: 28 августа мы внесены, да.

Л. ГОЛЬДШТЕЙН: Да, а 20 ноября Минюст принудительно внес Институт региональной прессы в реестр иностранных агентов, да.

Э. ПОЛЯКОВА: Да, да, да. Значит, у нас очень странная ситуация, что мы не занимаемся политической деятельностью, а правозащитной, мы работаем в интересах российского общества, и у нас в настоящее время нет иностранного финансирования, а есть только налоги российских граждан. И поэтому эта забавная коллизия, конечно, вызывает… ну это просто чистый эксперимент, что такое вот этот закон об иностранном агенте? Он просто, его надо отменять, он просто вреден для развития гражданского общества. И поэтому мы два года уже живем на вулкане, то есть, у нас идут постоянные проверки, и петербургское главное управление юстиции у нас, когда проводило проверку, иностранного агента не нашло, а вот под давлением Москвы каким-то образом 28 августа, в связи с нашей миротворческой позицией, что мы не хотим войны, что мы говорим всё время, что все конфликты надо разрешать переговорами, по-видимому, нас внесли вот в этот реестр. И поэтому вот это вот, отзыв предупреждения… То есть, мы получили два предупреждения, от Петербурга и от Москвы, и поэтому сейчас отозвали просто вот это петербургское предупреждение, оно вообще мало что значит, а мы ждем суда от Министерства юстиции, которое подает на нас в суд сейчас, скоро будет.

Л. ГОЛЬДШТЕЙН: То есть, вы уже подали на Министерство юстиции?

Э. ПОЛЯКОВА: Это мы подали, а теперь они на нас подали, что мы не вовремя отчет сдали, а мы-то сдали отчет, понимаете? И поэтому я подписала, была вызвана в Москву, в Министерство юстиции, подписала там протокол об административном нарушении, это как Анна Аркадьевна, так же, такая же ситуация, и вот…

Л. ГОЛЬДШТЕЙН: Шароградская.

Э. ПОЛЯКОВА: Шароградская, да. И теперь вот ожидаем приглашения в суд.

Л. ГОЛЬДШТЕЙН: Ну, что касается «иностранного агента». Вот, по сообщениям как раз из Минюста, было к ним обращение 1 сентября от «Солдатских матерей», где говорилось, что деятельность, расцененная властями как политическая, прекращена: «НКО [цитирую] в настоящее время не осуществляет каких-либо публичных призывов и не размещает докладов. Кроме того, с 30 июня организация работает только на средства господдержки, полученные в рамках конкурса». Вот, что это означает?

Э. ПОЛЯКОВА: Это означает, что мы обнажили эту ситуацию, просто мы ее показала всему обществу, что это такое. Мы организация правозащитная с 1991 года, которая защищает права призывников, чтобы призывники не уклонялись, а жили честно: имеешь право на военную службу — вперед, защити это право. Мы защищаем права тех, кого пытали в армии и убивали, и родители к нам такие обращаются. Значит, это всё в интересах гражданского общества России. И вдруг нас вот так вот, клеймо вот такое навесили, ожидая, что это отшатнет от нас людей, но ведь этого не произошло. Вот это самое поразительное, что люди не обращают на это внимания, они все равно обращаются к нам, потому что они хотят жить честно, они говорят: «Мы законопослушные граждане». А тогда у меня вопрос: граждане, а чему вы послушны? Вы держите в руках Конституцию? Вот тут вот мы с вами говорим, Конституция, сегодня вот этот праздник. Сейчас подчеркнуто надо жить в руках с этой брошюркой, Конституцией Российской Федерации, и давать знаки вот тем беспредельщикам, которые не любят правовую систему России: я гражданин России, я налогоплательщик, я заявляю свое право, и я его получу.

Л. ГОЛЬДШТЕЙН: Хорошо. Вот история с Институтом региональной прессы и с Анной Аркадьевной Шароградской, которая некоторое время назад, мы об этом не раз уже говорили, была задержана в аэропорту…

Э. ПОЛЯКОВА: Возмутительная история! Да.

Л. ГОЛЬДШТЕЙН: И вот, когда об этом было упомянуто на встрече с Владимиром Путиным, Президентом, на встрече с омбудсменами региональными, в частности, петербургский омбудсмен как раз сообщил об этой ситуации, и якобы Владимир Путин этим заинтересовался. Что из этого следует?

Э. ПОЛЯКОВА: А из этого следует, что это еще одно возмутительное действие прокуратуры, я не знаю, кто еще, кто, вот, арестовывал, кто… пытается сейчас МВД обвинить Анну Аркадьевну, интеллигентнейшего человека в экстремизме. Слушайте, это до чего мы дожили в нашем питерском городе? Поэтому вот тут-то всем миром нам надо честь и достоинство Анны Аркадьевны защищать. Это наше, нам… оскорбление нас лично, и поэтому тут надо очень серьезно к этому отнестись. Теперь, Анне Аркадьевне суд, несмотря ни на что, на все нарушения должностных лиц, все-таки присудил 400 тысяч штраф. Что это такое для НКО? Это закрытие, закрытие организации. И поэтому вот тут вот, если мы хот… надо думать нам, что делать. Первое, бороться против этого закона безумного, об «иностранном агенте», ну, в кавычках, и второе, в общем-то, воспринимать это как свою боль, как свою ответственность за Россию.

Л. ГОЛЬДШТЕЙН: А конкретно что можно здесь сделать? Только обжаловать по всем инстанциям?

Э. ПОЛЯКОВА: Юридическая защита, обязательно она будет, вторая, общественная защита, общественная кампания в поддержку Анны Аркадьевны, потому что… Вот, у меня, у нас в организации плакатик висит, старый-старый: «Когда пришли за коммунистами, я молчал, я не был коммунистом. Когда пришли за социалистами, я молчал, не был социалистом. Когда пришли за евреями, я молчал, потому что я не был евреем. Когда пришли за мной, не было никого».

Л. ГОЛЬДШТЕЙН: Кто бы встал на защиту.

Э. ПОЛЯКОВА: Кто бы встал на мою защиту.

Л. ГОЛЬДШТЕЙН: Да. Ну, это старое, старое…

Э. ПОЛЯКОВА: Вот, чаша сия, она всем ходит, ходит, ходит, и мне кажется, что, вот, какое-то отрезвление у людей уже наступает.

Л. ГОЛЬДШТЕЙН: Институт региональной прессы, наверное, очень многие журналисты петербургские…

Э. ПОЛЯКОВА: Конечно.

Л. ГОЛЬДШТЕЙН: …там не раз бывали. И я в свое время тоже там не раз бывал.

Э. ПОЛЯКОВА: Конечно. Сколько мы там пресс-конференций проводили, и на самые острые вопросы.

Л. ГОЛЬДШТЕЙН: Ну, и еще один момент. Что происходит сейчас, вот, после нападения боевиков на Грозный в Чечне, в Чеченской Республике? Рамзан Кадыров, если я не ошибаюсь, заявил о том, что родственники этих боевиков могут быть… их дома могут быть разрушены, они могут быть выселены, если я не ошибаюсь, из республики. Вот, что в связи с этим происходит?

Э. ПОЛЯКОВА: Ну, вот этот сигнал услышан определенной частью людей и в Чечне, и уже девять домов разрушено, сожжены. Причем свидетели говорят, что когда хозяева приехали, их не впускали в дом, чтобы они взяли документы, какие-то вещи, что эта вот акция — казнь вот такая, общественная казнь, это запущенный, страшный процесс. И поэтому это возмутительно. Еще там возмутительный факт, что г-н Кадыров еще оскорбил Игоря Каляпина, члена нашего президентского совета, и это было не один раз. Год назад у нас было выездное заседание президентского совета в Чечне, где он при нас это делал, и мы как-то промолчали, но теперь мы будем об этом говорить, делать заявления и защищать. Это наша тоже честь, он нас оскорбил.

Л. ГОЛЬДШТЕЙН: Игорь Каляпин, чем он занимается?

Э. ПОЛЯКОВА: Игорь Каляпин, он руководитель Нижегородского комитета против пыток, он очень много дел довел до Европейского суда. Это люди, которых пытали в полиции, и эти люди получили хотя бы и моральную какую-то, материальную компенсацию. Но кроме того, Игорь руководитель мобильной правозащитной группы в Чечне, потому что там правозащитникам работать невозможно при вот этой зачистке гражданского общества, которая там произведена. И поэтому вот эта мобильная группа, она тоже проводит очень важную работу. Естественно, это г-ну Кадырову не нравится, естественно, потому что ему хочется, чтобы было, вот, чистое поле, где нет никаких прав человека.

Л. ГОЛЬДШТЕЙН: Но в то же время, говоря это сейчас в эфире, Элла Михайловна, не будут ли считать, что вы занимаетесь политической деятельностью?

Э. ПОЛЯКОВА: Это мое личное мнение. И, кстати, мое личное мнение поддерживают мои коллеги по президентскому совету. Не все, правда, не все.

Л. ГОЛЬДШТЕЙН: Упомянули мы о Чечне. Как раз 11 декабря, двадцать лет назад, 11 декабря 1994 года Президент Ельцин подписал указ о мерах по обеспечению законности на территории Чеченской Республики, ну, и войска тремя колоннами вошли на территорию этого субъекта Российской Федерации. Насколько я знаю, вы не один раз ездили в тот период в Чеченскую Республику. Когда, примерно, это было, и с какой целью? Может быть, какие-то ваши воспоминания о том времени?

Э. ПОЛЯКОВА: Ну, воспоминаний-то, конечно, много за двадцать лет накопилось. Но у меня самое главное, вот сейчас, когда я сопоставляю сегодняшний день и двадцать лет назад, я вспоминаю — общество было другое, мы были другими. Вот, искреннее нежелание воевать было в душах у людей, и люди не хотели, и солдаты бежали из армии, не хотели, чтобы их отправляли, потому что отправка войск на… воевать со своим народом это незаконно. Армия не должна воевать со своим народом. И поэтому очень много спасено вот таких сыновей и родителями, и мирными чеченскими жителями, и таких фактов в нашей истории организации очень много. Вот, и мы вместе с миротворцами в марте организовали…

Л. ГОЛЬДШТЕЙН: Какого года?

Э. ПОЛЯКОВА: 1995 года, когда уже очень много убито было солдат, в новогоднюю ночь, и к нам было очень много обращений. И мы тогда в Москве провели такой, чрезвычайный съезд «Солдатских матерей», когда съехались организации со всей России, и мы обсуждали проблемы, и был такой, легендарный Виктор Попков, его убили в Чечне, правозащитник, и тогда разработали такую декларацию ненасилия: мы пойдем в зону насильственных действий, но мы на насилие не будем отвечать насилием. Вот это шокирует насильников. И надо сказать, что этот марш был организован от Кремля до Грозного. В Кремль мы отправили мам, у которых сыновья были там, чтобы они встретились со своими сыновьями. Этот марш Мария Кирбасова, к сожалению, она уже умерла… значит, провели через все города России, в госпиталях, в которых лежали раненые. Вот, я приехала вместе с родителями, присоединилась к этому маршу в Назрани, в Ингушетии, и надо сказать, что когда мы вошли в Чечню, то нас федеральные войска наши, поставили нашу группу, где были в основном женщины (мужчины были только российские отцы, у которых знали, что сыновей убили), под расстрел.

Л. ГОЛЬДШТЕЙН: То есть, как поставили под расстрел?

Э. ПОЛЯКОВА: Да, нас окружили тяжелыми танками, нас остановили, поставили под расстрел, и через наши головы обстреливали село Ачхой-Мартан из тяжелых танков, а так как с нами были иностранные журналисты, то они этот сюжет сняли и показали всему миру, и провокация не удалась. Вот, поэтому этот марш тогда был остановлен, мы до Грозного не дошли, и мы вернулись… Нас посадили солдаты, наших чеченцев, водителей… Там в колонне было, наверно, автобусов восемь. Значит, чеченских водителей забрали, пытали их, мы их потом освобождали, вот, и колонну повезли обратно.

Л. ГОЛЬДШТЕЙН: А сколько было человек в этой колонне?

Э. ПОЛЯКОВА: Человек пятьсот, человек пятьсот. Причем там был такой сюжет, это мы потом, в больнице узнали, когда в Назрани ходили, что последняя машина между Самашками и Ачхой-Мартаном отстала, и ее остановили, и женщин в грязь положили, в феврале, март, грязно там, и стреляли над головами, несколько человек ранили и кричали: «Это вам за Вильнюс!» Очень такие коллизии, знаете, интересные. И надо сказать, что вот этот марш, он мне очень много показал — кто мы такие, как мы любим себя, как мы любим создавать себе проблемы, как мы не умеем решать проблемы. Но надо сказать, что тогда общество было другое, журналисты тогда очень много делали, чтобы спасти людей, они много информации передавали в семьи: мы видели вашего сына, приезжайте, спасайте, и родители ехали. А сейчас этого нет, сейчас этого нет. Что с нами произошло?

Л. ГОЛЬДШТЕЙН: Почему этого нет сейчас, с вашей точки зрения?

Э. ПОЛЯКОВА: Причин много. Первое — вы знаете, очень… как-то у нас в России до сих пор не осталось… Опять же, я вернусь к Конституции, к главе второй — у нас главная ценность это жизнь. Так вот, ценности у нас этой, у половины людей, нет. И оказывается, можно деньги и жизнь сына разменять. Пять миллионов…

Л. ГОЛЬДШТЕЙН: То есть, как?

Э. ПОЛЯКОВА: Ну, вот так, вот так вот. Можно получить деньги и как-то свою бедную семью обеспечивать, и молчать, что произошло, по сути, с сыном. Сейчас это происходит. Плата за молчание, молчание ягнят, это страшно.

Л. ГОЛЬДШТЕЙН: Но вот сейчас можно себе представить, чтобы набралось пятьсот женщин…

Э. ПОЛЯКОВА: Нет, нет.

Л. ГОЛЬДШТЕЙН: …для какой-либо поездки?

Э. ПОЛЯКОВА: Нет, нет, вот печалька.

Л. ГОЛЬДШТЕЙН: Хорошо. Элла Михайловна, но есть такой вот вопрос. Тогда вы говорили, что российские войска воевали против народа, имея в виду Чеченскую Республику. Сегодня можно ли здесь аналогично говорить, что украинские войска воюют против своего народа, имея в виду Донбасс, Луганск?

Э. ПОЛЯКОВА: Вы знаете, я была в Донбассе, я была в Донецке. Мы с Доктором Лизой ездили с миротворческой такой миссией. Она, кстати, вот только что привезла очередную партию детей оттуда. Понимаете, когда… мы были в той фазе, когда еще нормальные люди обходили вот эту вот территорию, триста метров вокруг, вот, захваченного и окруженного всякими мерзкими плакатами… Люди очень странные, с оружием, пьяные, я не знаю, какие-то… какие-то, как чума, вот, триста метров… Люди обходили, и не знали, что с этим делать.

Л. ГОЛЬДШТЕЙН: Что вы имеете в виду? Вы имеете в виду…

Э. ПОЛЯКОВА: А это здание администрации было захвачено. Но именно в этом здании пытали людей, именно сюда утаскивали, в это здание. Это так называемая Донецкая народная республика, понимаете? И вот это, триста метров, расползлось на бОльшую территорию, но люди этому не сопротивлялись, вот самое главное. Это там такие же советские люди, которые ответственно не живут. Те города, где…

Л. ГОЛЬДШТЕЙН: Я вас тут прерву. Элла Полякова, председатель правозащитной организации «Солдатские матери Петербурга» у нас в эфире. Оставайтесь с нами.

 

* * *

 

Л. ГОЛЬДШТЕЙН: 13 часов и 35 минут в Петербурге. У микрофона по-прежнему Лев Гольдштейн, Илья Печенкин за звукорежиссерским пультом, и у нас в студии Элла Полякова, председатель правозащитной организации «Солдатские матери Санкт-Петербурга», член совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека. Ну, я вас прервал, как раз вы рассказывали о своей поездке в Донбасс.

Э. ПОЛЯКОВА: Да, мы как раз… несколько раз мне удалось поехать в Донбасс. Ну, это был май-июнь, и мы ездили от группы президентского совета, потому что у нас такая миссия есть. И крымская миссия у нас там работает, и в Донбассе. И мы пытались провести там переговоры, увидеть всё своими глазами и провести переговоры по освобождению людей, потому что там очень много в заложниках было. Нам, конечно, не удалось, но надо сказать, что когда я увидела своими глазами, когда люди не берут на себя ответственность, в свой дом пускают людей, странных людей с оружием, то тогда у них в доме беда, дом… пожар в доме. А там, где люди ведут себя достойно, хозяева своего города, они не пускают к себе в город боевиков, и тогда в этом городе проблем нет. И я говорила уже, что для меня образ, вот, Донбасса это не ДНР и не Гиркин, не Стрелков, не вот эти все Безлеры, «Бесы», а Петр Дудник и его коллеги, кот…

Л. ГОЛЬДШТЕЙН: Кто это?

Э. ПОЛЯКОВА: Это пастор в Славянске, который при Гиркине, а Гиркин и его соратники расстреливали и священников и пытали, и он вот под этим гнетом боевиков, он организовал помощь самым слабым, и много детей вывозил, много людей, передавал еду, и сейчас они продолжают эту работу. Вот это самое главное, взаимная помощь.

Л. ГОЛЬДШТЕЙН: Но то, что вот вы сказали, это конкретная информация, или это все-таки ваше мнение о том, что происходило при Гиркине?

Э. ПОЛЯКОВА: Это мое видение.

Л. ГОЛЬДШТЕЙН: Это ваше видение?

Э. ПОЛЯКОВА: Это мое видение. А дальше мы, еще раз мы организовали такую правозащитную совместную миссию, «Правозащитники России и Украины вместе», и мы пригласили в Харьков наших омбудсменов, г-жу Лутковскую, Украина, и г-жу Памфилову, российскую, омбудсмен, и в Харькове мы обсуждали вот эти вот проблемы, как нам жить дальше вместе. Жить нам дальше вместе, мы никуда друг от друга не денемся, и все проблемы нам надо решать вместе, это тоже нам надо понимать.

Л. ГОЛЬДШТЕЙН: Вот эти ваши миссии, они какие-то результаты имели?

Э. ПОЛЯКОВА: Пока тяжело, пока тяжело. Вот, после харьковской встречи удалось Элле Александровне, в общем-то, и Лутковской вернуть детей, больных детей украинских, которых, в общем-то, незаконно увозили в Ростов.

Л. ГОЛЬДШТЕЙН: Хорошо. Вы можете направлять свои вопросы Элле Михайловне на SMS-портал: +7 921 579 9392, стоимость SMS по тарифам операторов, и, может быть, мы успеваем принять два, может быть, звонка. Наденьте, пожалуйста, наушники. 327-82-51 или 244-91-50, ваши звонки приветствуются. Напоминаю, у нас в студии Элла Полякова, председатель правозащитной организации «Солдатские матери Санкт-Петербурга» и член совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека. Добрый день, вы в прямом эфире, и как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Николай Александрович.

Э. ПОЛЯКОВА: Здравствуйте.

Л. ГОЛЬДШТЕЙН: Да, Николай Александрович?

СЛУШАТЕЛЬ: Я как-то был, уже давно, правда, но был в этом, как говорится, комитете «Солдатских матерей», и вы знаете, она не помнит, конечно…

Л. ГОЛЬДШТЕЙН: Ваш вопрос?

СЛУШАТЕЛЬ: …но как не знала Конституцию, так и не знает. Нет у них никаких прав, и у нас, ни у кого нет, в Конституции никаких прав. Изучите Конституцию, особенно в последней ее редакции.

Л. ГОЛЬДШТЕЙН: Спасибо, спасибо за ваш не вопрос, а, скорее, реплику. Что-то будете отвечать?

Э. ПОЛЯКОВА: Ну, как раз Конституция очень хорошо работает, когда люди ею пользуются, и поэтому, вот, завтра я буду проводить, в 11 часов, «Школу прав человека», и мы с людьми, как с детьми, будем учить Конституцию — что такое человеческое достоинство, что такое право на свободу, личную неприкосновенность, как вести себя с паспортом, как вести себя с медицинскими документами, какие федеральные законы, закон о воинской обязанности, почему отменен закон о всеобщей воинской обязанности, закон об охране здоровья и т.д. То есть, мы будем говорить о правовой системе России, основанной из главы второй Конституции, то есть, Всеобщая декларация прав человека в действии.

Л. ГОЛЬДШТЕЙН: Ну, и если есть еще один короткий вопрос, 327-82-51. Добрый день, вы в прямом эфире. Очень кратко, вопрос, чтобы успеть ответить.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Меня зовут Борис.

Л. ГОЛЬДШТЕЙН: Да, ваш вопрос?

Э. ПОЛЯКОВА: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Вот, в том моральном состоянии, в котором находится сейчас наше общество, не получим ли мы у себя фашизм?

Л. ГОЛЬДШТЕЙН: Вот такой, глобальный вопрос. Спасибо.

Э. ПОЛЯКОВА: Борис, я тоже этого боюсь. Но это как раз ровно столько, сколько мы с вами можем вместе ответить за наше всё общество. Это вопрос личной ответственности каждого.

Законная помощь в получении военного билета 8 (495)662-49-50
Где можно купить военный билет за 2017 год
 еще один короткий вопрос. Добрый день, вы в эфире. Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Федор, Петербург. Уважаемая Элла Михайловна, какой у меня к вам вопрос? Вот скажите, если вы видите, что идет незаконное вторжение наших воинских частей на Донбасс, вы будете подавать в суд, чтобы показать, что идет нарушение Конституции, и нет такого права у власти без решения Совета Федерации?

Л. ГОЛЬДШТЕЙН: Спасибо, спасибо, Федор.

Э. ПОЛЯКОВА: Федор, отличный вопрос.

Л. ГОЛЬДШТЕЙН: Напомню только, что власти России не признают факт вторжения. Итак?

Э. ПОЛЯКОВА: Да, да, да. Но если такие обращения в нашу организацию будут, конечно, мы будем поддерживать эти обращения цивилизованно, обязательно.

Л. ГОЛЬДШТЕЙН: Ну хорошо, если говорить о вашей завтрашней встрече, вот те брошюры, которые вы разработали, будут раздаваться?

Э. ПОЛЯКОВА: Да, да. У нас наш коллектив написал уже пятнадцатое издание «Защита прав призывника» и «Защита прав военнослужащего», разные брошюры, и сегодня еще привезут новую, написанная тоже брошюра «Расписание болезней», это очень больной вопрос, годность. Это буквально тираж, вот, сегодня должны привезти. Поэтому мы с удовольствием людям это раздаем, люди эти книжки… Это прямо механизм пользования своими конституционными правами, всё расписано по нотам. Вот, это всё востребовано, и самое забавное вот в этой брошюре, что мы ее издали на российские деньги, российских налогоплательщиков, так называемый президентский грант, но при этом мы обязаны предупредить, что на нас повесили бирку «иностранный агент».

Л. ГОЛЬДШТЕЙН: То есть, там написано, что вы, организация, являетесь иностранным агентом?

Э. ПОЛЯКОВА: Да, да, да.

Л. ГОЛЬДШТЕЙН: Спасибо большое, Элла Михайловна. Элла Полякова, председатель правозащитной организации «Солдатские матери Санкт-Петербурга», член совета при Президенте Российской Федерации, была в студии «Эха Петербурга».

Э. ПОЛЯКОВА: Всего доброго.
http://www.echomsk.spb.ru/interviews/vash-informirovannyy-121214.html










Twitter Mail.ru Facebook Vkontakte LiveJoornal